Какова аграрная наука сегодня – и какой ей быть завтра?

опубликовано в журнале: AgroONE №24
9 ноября 2018 г.
Статьи Агротехнологии Какова аграрная наука сегодня – и какой ей быть завтра?
аграрная наука

В Украине все чаще говорят о плачевном состоянии аграрной науки, о неэффективности работы НААНУ. Своим мнением о путях и возможных вариантах перестройки отраслевой науки поделился кандидат биологических наук Олег Войнов.


— Один из специалистов аграрной отрасли выступил с тезисом, что НААН Украины на сегодня — это фактически мертвое учреждение, которое следует распустить, создав другой орган, который будет заниматься аграрной наукой, опираясь на мировой опыт. Как Вы к этому относитесь?

— Следует сказать прямо – аграрной науки в Украине практически нет. Остались только отголоски былой славы и достижений прошлых лет. В Украинскую академию аграрных наук вошли 176 научных организаций, 32 из которых ранее имели союзное подчинение. В Академии оказалось более 7 тысяч научных сотрудников, из которых было почти 300 докторов наук и более 3 тысяч кандидатов. Сейчас состав НААН по возрасту — те, кому за 60 лет, молодежи практически нет. Ученые своими прямыми обязанностями не занимаются, а превратились в чиновников и больше занимаются исключительно вопросами земли, принадлежащей НААН, по принципу «где б чего урвать».

Истинным положением дел в системе аграрной науки они не владеют, директивы и документы, которые поступают на места, оторваны от реального положения дел, это переливание из пустого в порожнее. Новая техника и оборудование отсутствуют повсеместно. Научные темы, которые сопровождает и согласовывает НААН, давно не соответствуют времени, а те, которые несли бы позитив для отрасли, утвердить практически невозможно. Безбоязненно можем констатировать, что от былых программ и тематик остался только антураж (оболочка). Для надлежащего содержания старых стационаров средств нет, но названия сохраняем, и выводы повторяем из пятилетки в пятилетку.

Количество научных институтов, которые сегодня находятся в подчинении НААН, не только крайне велико, но крайне неэффективно. Кроме институтов узкой специализации со своими филиалами по основным регионам, в каждой области существуют комплексные сельскохозяйственные станции с отделами растениеводства, овощеводства, животноводства и т. д., со своими стационарами, племенными репродукторами, опытными хозяйствами и многим другим. На нищенскую заработную плату сотрудникам наскребают по сусекам, а на науку (эксперименты) средств уже не остается. Необходимо подчеркнуть, что в растениеводстве культивируется только традиционная технология – со вспашкой, культивациями и т.д., которой уже сотни лет.

Если взять настоящее время, то не слышно о закладывании стационаров по современному земледелию с минимальными и нулевыми технологиями, интегрированными системами защиты растений, передовыми подходами в области использования различных форм удобрений и др. Для вышесказанного нужна материально-техническая база, которой, к большому сожалению, нет

аграрная наука

– Какой же выход из создавшегося положения?

– Перестроить и переформатировать по другой цепочке количество научных институтов, создав, минимум, 4 суперсовременных центра на юге, севере, востоке и западе Украины, с современными, хорошо оборудованными лабораториями, обеспеченными новейшей техникой и техническими инновациями, взяв за основу ведущие научные учреждения. И собрав там трудоспособных и перспективных специалистов научных учреждений, которые еще не уехали за границу. Неплохие профессиональные научные кадры у нас есть. Прикладная наука те наработки, которые являются передовыми сегодня, обязана внедрять в практику предприятий и ориентироваться исключительно на нужды аграриев. У нас же просто причислили аграрную науку к фундаментальным исследованиям – а это большая ошибка, и такого нет нигде в мире. У нас есть все: нормальные ученые (в том числе и молодые), и замечательные разработки, однако они создаются исключительно на голом энтузиазме. Ученые не могут быть отделены от практики — им надо не пользоваться устоявшимися представлениями об аграрном секторе, а быть гибкими и мобильными, помогать аграриям, сотрудничать с ними. Государство обязано финансировать науку, главным образом, ту ее часть, которая действительно является фундаментальной. Нужны в корне новые, не высосанные из пальца, программы поддержки и стимулирования развития науки.

– Почему в Украине не используются научные достижения в растениеводстве?

– К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос нет. Вроде бы все есть для успешного продвижения всего передового, а в действительности – полная пробуксовка. Это утверждение базируется на простом сравнении роста затрат на гектар и прироста урожайности. Эти показатели совершенно не параллельны. Ведь рентабельность формируется, в основном, за счет варварской эксплуатации почвенного плодородия, повышения цен и немного – за счет дотаций. При такой эксплуатации природное плодородие иссякнет уже через ближайшие 100 лет, останется уповать на цены и дотации. Думаю, это тупиковый вариант. Внедрение научных достижений в любой области происходит через усовершенствование и уточнение нюансов технологий. Одной из важнейших задач науки является поиск причинно-следственных отношений. Правильное определение взаимозависимости и как можно более точное определение корреляционных связей во взаимоотношениях исследуемых процессов и является научным достижением. Целые школы ученых соперничают в правильности определения причинно-следственных отношений и в поисках корреляций.

Совершенно очевидно, что для внедрения научных разработок в практику сельскохозяйственного производства необходимо:

Во-первых – наличие самих научных разработок, несущих новые знания, и доведенных до уровня технологий.

И во-вторых – наличие заинтересованной среды, способной принять эти разработки и внедрить их в производственный процесс.

– А как, по Вашему мнению, обстоят дела с подготовкой специалистов аграриев?

Выпускников институтов обучают основам, и, главное, надежно закрепляют знания – в каком учебнике можно найти ответ на тот вопрос, который может возникнуть в процессе работы. Следующее поколение специалистов должно обладать новым мышлением и принимать инновационные решения. Спрос на талантливых выпускников агровузов, конечно, существует. Я полностью поддерживаю мнение руководителя аналитического департамента консалтингового агентства «ААА» Марии Колесник, что Академия аграрных наук не готовит современных специалистов-практиков, проводя обучение технологиям 25-летней давности. Аграрий, фермер – это не человек, который управляет трактором, а человек, который использует точное земледелие и управляет современным оборудованием с применением GPS. И выполнять это могут только высококвалифицированные и обученные люди. Специалистов необходимо готовить, нужно менять все аграрное образование. То, что есть на сегодня, не соответствует спросу, который есть на рынке. Компании частично сами обучают специалистов, частично уже завозят из-за границы.

Но часто специалист попадает в хозяйства, где оставили номинальную должность агронома с главной задачей «бегать» по полям с целью контроля за работой механизаторов. Максимум, что ему может «доверить» хозяин, так это отрегулировать норму высева и настроить технику. Стратегическое мышление – это уже не его удел, хорошо если обратят внимание на тактические предложения. Это то, что наблюдается в средних хозяйствах.

аграрная наука

– А что же с крупными холдингами, где уже много десятков и сотен тысяч гектар земли?

– Вот тут другой парадокс. В центральные офисы взяты на работу молодые остепененные ребята (кандидаты наук), с очень приличной заработной платой, которую, если потеряешь, то есть о чем сожалеть. И им совсем нет смысла искать что-то новое. Ведь новшество потребует изменений в работе и даже повысит ответственность, а зачем это надо? Зарплатой скорее рискуешь, чем приобретаешь. Поэтому создается видимость, что мы внедряем все и вся, а на самом деле бежим от нового как черт от ладана.

Если кому-то покажется, что я преувеличиваю, просмотрите в интернете требования к соискателям на должность агронома. Первым ограничением является возраст. Как правило, ищут специалиста не старше 30-35 лет. Но в этом возрасте специалисты только начинают созревать. Да, это хороший «бегун по полям», но еще не сложившийся специалист со своим мнением и своим опытом.

– Какой выход из этой ситуации?

Ко всему необходим грамотный комплексный подход. Институты, в которых еще остались следы фундаментальных исследований, надо передать Национальной академии наук Украины, открыв там сельскохозяйственное отделение. Все прикладные исследования вернуть в лоно Министерства сельского хозяйства. Так или иначе, но только в этом министерстве концентрируется информация о состоянии и потребностях реального производства. Основное финансирование на исследования и заработную плату сотрудников должно формироваться из доходов, получаемых от опытных хозяйств. Эти опытные хозяйства должны стать примерными хозяйствами по использованию передовых достижений в области всего комплекса сельскохозяйственного производства. Тогда все ученые и научные сотрудники от академика до лаборанта будут заинтересованы в развитии и внедрении научных достижений и рациональном использовании материальных ресурсов. И земля, как средство производства (находящаяся в пользовании опытных хозяйств), будет служить народу Украины как источник содержания аграрного научного сообщества и примерной учебной базой для окружающих хозяйств. Такое решение станет настоящим стимулом продвижения научных разработок и достижений в повседневную практику сельскохозяйственного производства.

Основным фактором в изменении отношения производства к науке, и наоборот, должен быть элементарный прагматизм. И первым шагом должно быть отделение действительных исследований от разговоров о науке. Самым простым здесь является получение четких ответов на вопросы:

– что изучаем?

– на какой вопрос желаем получить ответ?

– что было сделано до нас в этой области?

– какие нюансы наши предшественники не осветили?

В связи с этим, хочется привести пример прагматичного подхода к исследованиям, преподанный мне в Институте почвоведения Венгерской академии наук в 1987 г. Я там был в составе делегации сотрудников Молдавской академии наук. В процессе знакомства с тематикой института выяснилось, что именно в этом году были прекращены исследования на одном из стационаров. Мотивация: содержание такого стационара – дорогое удовольствие для государства, а главные результаты и основные тенденции уже получены. И дай Бог производству внедрить те рекомендации, которые получены по результатам исследований. Поэтому «блохи», которые могут быть выявлены при дальнейших исследованиях, кардинально ничего не изменят.

Вначале я конечно был шокирован. У нас в каждом институте или опытной станции свои стационары, которые планировалось содержать сотнями лет. Успокоившись и взвесив все за и против, пришел к выводу, что рациональное зерно в этом есть. Производство давно игнорирует рекомендации науки в области сохранения почвенного покрова и плодородия почв. У них главная задача – взять максимум и сейчас, а что будет далее – хоть трава не расти. И призывы опомниться никогда и ни к чему не приводили. Да.

Поэтому в первую очередь необходима ревизия и критический подход к тематике исследований. Все ненужное и второстепенное элементарно закрыть.

Важный вопрос – это фундаментальность исследований. Все стремятся свои исследования представить, как фундаментальные; придумывают, что угодно, лишь бы заниматься «высокой» наукой, которая «обязательно» даст результаты в перспективе, а сейчас – ну какие могут быть вопросы?

Общество еще не готово принимать наши «фундаментальные идеи», для их понимания необходимы десятилетия, поэтому мы будем изучать, а вы подтягивайтесь. В действительности, фундаментальность исследований – это очень скользкая проблема, легко с пеной выплеснуть и ребенка. Но и обоснования о действительной фундаментальности должны быть хоть немного убедительными. Пора прекратить прикрывать бездеятельность лозунгами о фундаментальности исследований. Концентрироваться фундаментальные исследования должны в Национальной академии наук Украины и ведущих вузах страны.

Необходимо понимать, что это эксклюзивные исследования, а не массовые, текущие и повседневные эксперименты. Всем необходимо понимать, что такие исследования производство финансировать не будет. Они с огромным трудом соглашаются профинансировать исследования, направленные на решение текущих, повседневных вопросов. Поэтому бюджет должен присутствовать в части исследований. Но основную часть наука должна зарабатывать, внедряя разработки на полях опытных хозяйств. Эти земли находятся в собственности государства и предоставлены Национальной академии аграрных наук Украины в пользование. Это огромное средство производства. Такого производственного потенциала не имеет ни Национальная академия наук Украины, ни любая другая отрасль. На сегодня эти земли являются источником обогащения весьма узкого круга «слуг народа и науки».

Беседу вела А. Макарова